Первая победа в суде Калифорнии: семья трех геев-полиаморов добилась, чтобы в свидетельстве о рождении их ребенка записали всех троих в качестве отцов (Daily Mail, Великобритания)

0
35

Калифорнийское гей-трио, состоящее из терапевта, психиатра и работника зоопарка, стало первым в истории США, вписавшим в свидетельство о рождении своих двух детей сразу трех отцов и ни одной матери. Мужчины начали жить втроем пять лет назад, решив, что хотят создать семью, но их путь к отцовству не был легким.

Три гея-полиамора, живущие одной семьей, вошедшей в историю как первая семья, в которой в свидетельстве о рождении ребенка указаны три отца, рассказали, что потратили ошеломляющую сумму в 120 тысяч долларов на судебные издержки и медицинские процедуры, чтобы зачать своего первого ребенка, прибегнув к помощи суррогатной матери.

45-летний доктор Иэн Дженкинс (Ian Jenkins) и его партнеры Алан Мэйфилд (Alan Mayfield) и Джереми Аллен Ходжес (Jeremy Allen Hodges) из Сан-Диего вошли в историю права в 2017 году, когда судья согласился записать их всех в свидетельство о рождении дочери Пайпер (Piper), которой сейчас три года. Этот прецедент положил начало и подготовил почву для того, чтобы другие полиаморные семьи могли получить более широкое юридическое признание в США.

Сейчас Иэн публикует книгу «Три папы и ребенок: приключения в современном родительстве» (Three Dads and a Baby: Adventures in Modern Parenting), в которой подробно описываются препятствия, которые им пришлось преодолеть, чтобы увеличить свою семью, среди которых — неудачные попытки ЭКО, опасения за здоровье суррогатной матери и значительные суммы, потраченные на оплату услуг юристов.

Иэн и Алан познакомились 17 лет назад во время прохождения подготовки в клинической ординатуре в Бостоне с тех пор они вместе. Со своим партнером Джереми, который работает в зоопарке, они живут уже восемь лет.

После рождения Пайпер в семье появился 16-месячный сын Паркер (Parker), которого им родила суррогатная мать с использованием донорской яйцеклетки. Генетически Пайпер и Паркер являются полусибсами, то есть, один из родителей у них общий.

Для детей Джереми — это «папочка», Алан — «папа», а Иэн — «папка».

«Нью-Йорк Пост» (New York Post), цитируя автора книги Иэна, пишет: «В том, что у Пайпер трое родителей, ничего особенного нет».

«У меня самого трое родителей — мать, отец и мачеха, — и никто об этом не думает», — пишет Иэн.

«Некоторые люди, наверное, думают, что у нас сплошной секс или что-то в этом роде, или что мы ведем себя разнузданно, не контролируем себя и, должно быть, совершаем какие-то безумства. [Но] на самом деле у нас в доме все весьма обычно и по-домашнему. И уж точно нет никакого хаоса и безумия, как в сериале „Король тигров»», — продолжал он.

Мужчины начали жить втроем пять лет назад, решив, что хотят создать семью, но их путь к отцовству не был легким.

«Гомосексуальные пары не становятся родителями случайно. Это всегда тщательно продуманный шаг, и пойти на это очень сложно», — пишет Иэн.
Трое мужчин много думали о том, чтобы произвести на свет ребенка.

«Больше всего мы беспокоились о том, могут ли наши дети пострадать от каких-либо негативных последствий нашего решения стать родителями», — написал Иэн в статье для издания «ШиНоуз» (SheKnows).

К счастью, они все одинаково относились к воспитанию детей. Они договорились, что дети для них всегда будут самым главным, решили воспитывать их независимыми, никогда не бить и учить их «не бояться проявлять любовь».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Северный поток — 2»: Россию оставили в одиночестве (Heise, Германия)

«Нам троим пришлось преодолевать те ограничения, которые общество установило для нас как геев, и мы хотели, чтобы они (дети) мечтали о большем, чтобы быть кем угодно и чем угодно, особенно теми девушками, которые у нас были, — пишет он. — Мы знали, что общество по-прежнему учит девочек меньше руководить, меньше ожидать и быть в тени мальчиков. Наши родительские ценности прекрасно совпадали».

Но они также знали, что, для их полиаморной семьи это будет означать специфические трудности и уникальную и борьбу.

«Было ли это эгоистично? Будут ли наших детей дразнить, будут ли они в чем-то ущемлены или незащищены? Мы должны были признать, что они могут оказаться в сложном положении», — пишет Иэн.

«Детей дразнят только за то, что у них двое родителей-геев, а наших могли бы дразнить за то, что у них таких родителей трое».
«Честно говоря, если бы мы жили в менее доброжелательном обществе, я не уверен, что мы стали бы родителями. Но мы решили жить в Калифорнии, и нам повезло, что у нас есть друзья и коллеги, которые поддержали нас без каких-либо колебаний. Мы надеялись, что все будут так же доброжелательны, отнесутся к нашим необычным семейным планам так же положительно и, возможно, с интересом и радостью (так и было)».

Решив, что это правильный шаг, мужчины приступили к техническим аспектам создания человека.

Сначала две подруги, Джулия (Julie) и Стефани (Stephanie), предложили отдать им оставшиеся эмбрионы. Мужчины нашли еще одну подругу, Делайлу (Delilah), чтобы та стала суррогатной матерью и выносила ребенка — но эмбрионы в конечном итоге не прижились.

И тогда другая подруга, Меган (Meghan), стала донором яйцеклеток.

После решения вопроса с генетическим материалом трем мужчинам надо было найти юристов, чтобы все прошло без проблем.

«Мы должны были заключить контракты между каждым мужчиной и каждой женщиной. Затем, когда был запланирован еще один цикл, мы поняли, что контракты необходимо заключить еще раз. Конечно, их перезаключение означает гонорар юристам в размере 500 долларов в час», — пишет Иэн в своей книге.

«И необходимо заплатить четырем адвокатам [по одному в качестве представителя каждого отца, плюс один для суррогатной матери], чтобы составить соглашение о родительских обязанностях, подписывать которое ни одну пару натуралов, наверное, никогда не просили».
Добиться того, чтобы их суррогатная мать забеременела, тоже было непросто. Им пришлось сменить врача-специалиста по ЭКО после того, как с тем врачом, с которым они начинали, не удалось достичь согласия в вопросе медицинских рисков. Позже они узнали, что у этого врача, кажется, были проблемы в работе с однополыми партнерами.

Их последнее препятствие состояло в том, чтобы вписать имена всех трех в свидетельство о рождении, когда родилась Пайпер, весившая почти 4,8 килограмма.

«Если бы мы этого не сделали,… один из нас, троих родителей, юридически был бы для детей никем», — пишет Иэн.
«Если мы разведемся, это означает, что этот кто-то не будет иметь права на посещение детей. Не сможет давать согласие на оказание медицинской помощи. Не будет иметь права голоса в принятии решений. У него не будет никаких юридических обязательств. Никакого автоматического наследования. Это было бы очень рискованно для семьи».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Daily Mail (Великобритания): Заводите моторы! По случаю 50-летия «Лады» автолюбители в ретро костюмах заполонили московские улицы

Им пришлось обратиться в суд, чтобы обосновать свою позицию по этому вопросу еще до рождения Пайпер.

«Это была довольно интересная и напряженная сцена в зале суда, когда сначала казалось, что нас не признают родителями, и мы попросили выступить в суд и изложить свою точку зрения. И судья, в конце концов, изменила свою точку зрения и признала нас законными родителями нашего ребенка еще до его рождения», — рассказали они в эфире передачи «Морнинг шоу» (The Morning Show) на австралийском телевидении.

«Честно говоря, я потрясен тем, что все получилось. Но это случилось. Мы преодолели юридические препятствия и справились с проблемами со здоровьем. Мы заплатили огромную сумму денег. Мы преодолели множество тяжелых препятствий на пути к тому, чтобы стать родителями, но не стали рисковать или создавать себе настоящие проблемы и неудобства», — добавил он в статье для издания «ШиНоуз».

В целом появление Пайпер на свет — включая процедуры ЭКО и расходы на адвокатов — обошлось им в 120 тысяч долларов.

После того как они выиграли эту судебную битву в 2017 году, они на этом не остановились и произвели на свет ребенка номер два. По их словам, он с удовольствием осваивается дома.

«Каждый из нас привносит в воспитание что-то свое. Алан лучше всех читает книги, с акцентом и с предысторией для каждого персонажа», — пишет Иэн.

Джереми делает косметические составы для купания и обеды для детей, а Йен готовит и строит для них домики и крепости.

«Мы очень стараемся, чтобы должным образом и согласованно выполнять свои родительские обязанности, — сказал Иэн в интервью изданию Your Money Geek. Дети знают, что все мы относимся к ним одинаково».

«В полиаморной семье делать это ничуть не сложнее — два родителя должны быть последовательными и согласовывать свои действия, просто у нас есть дополнительная возможность. И мы все договорились, как мы будем воспитывать детей, в частности, без физических наказаний, с постоянным напоминанием им о необходимости вести себя вежливо, делиться друг с другом и уважать других», — добавил он.

Сейчас они учат Пайпер читать, и она ходит в детский сад, где говорит детям в группе: «У вас двое родителей. А у меня трое родителей».

Раньше трое мужчин говорили о своей «своеобразной семье» просто как о союзе «трех человек, спокойных и обычных, которые подолгу обсуждают, что есть на ужин», но они признавали, что следует быть бдительными в отношении того, как к их детям относятся другие.

«Мы обращали какое-то внимания на то, что наших детей могут воспринимать не так, как других, — сказал Иэн в декабре в интервью изданию „Хаффингтон пост» (The Huffington Post). — Мы не хотели, чтобы они стали объектом насмешек, издевательств или оскорблений в интернете».

К счастью, по их словам, пока в их личной или профессиональной жизни «никакой неприязни по отношению к себе они не чувствуют».

«Наша старшая сейчас ходит в детский сад, и другие родители и дети говорят: „Здорово! Расскажите нам эту историю»», — добавил Иэн.

По словам членов семьи, в вопросах выполнения родительских обязанностей и воспитания ключом к здоровым, полиаморным отношениям является «постоянный разговор и обсуждение».

Дженкинс объяснил: «Когда у нашего старшего ребенка развивается способность впадать в истерику, как при аварии реактора в Чернобыле, мы все должны придерживаться одной тактики. Каков наилучший подход? Сколько времени нужно на тайм-аут? Как вы это называете? Нужна ли родителю помощь или это подливает масла в огонь?».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Аренда сервера

В настоящее время они переходят к знакомому этапу — этапу «любимого родителя».

«У Пайпер есть любимый родитель, и это Джереми, — говорит Иэн. — Много раз мне было труднее общаться с ней, потому что ей нужен не я, а папочка».
«Мы разработали стратегию, как распределить нагрузку, чтобы Джереми не чувствовал себя измотанным, а я мог разделить радость общения с ней. У нас у всех разные роли. Сейчас самое лучшее — учить ее читать».

Иэн говорит, что они также хотят привлечь внимание общественности к необходимости дальнейшей легализации прав полиаморных семей. По его словам, им повезло, что они живут в таком «либеральном» штате, как Калифорния, поскольку в некоторых американских штатах «жестко» относятся к предоставлению правовой защиты полиаморным парам, такой как выдача свидетельств о рождении детей.

«Я очень беспокоюсь за людей, которые живут в штатах, где к ним относятся не так благосклонно, как в Калифорнии, и которые хотят жить такой жизнью, но не могут переехать», — сказал он.

«В некоторых штатах к ним относятся просто жестоко. Там делают все, чтобы помешать нетрадиционным семьям воспитывать детей, и от этого никакой пользы. Я надеюсь, что после нашего случая ситуация изменится, и что семьи по своему составу и жизненному укладу будут очень разными».

Как пишет «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times), в июле 2020 года город Сомервилл в штате Массачусетс проголосовал за предоставление полиаморным людям некоторых из юридических прав, которыми наделены состоящие в браке супруги, включая право пользоваться медицинской страховкой партнера и посещать партнеров в больничных палатах.

После рождения Пайпер отцы обратились к местному судье Сан-Диего, которая сначала отказалась записывать их всех в свидетельств о рождении, заявив, что не может создать прецедент.

Бывали случаи, когда в свидетельстве о рождении записывали имя третьего родителя после рождения ребенка, и теперь Иэн считает, что именно это ему и его партнерам пришлось бы сделать, когда, как он выразился, Алан стал «настоящей мамашей».

«Он фактически прервал судебное заседание и попросил суд привести всех нас к присяге. Мы все со слезами на глазах рассказывали о том, почему нам нужно стать родителями. По лицу судьи было видно, что она расчувствовалась».

«Она изучила все возможные варианты и нашла способ применить существующие законы, чтобы выдать нам первое подобное свидетельство о рождении ребенка».

Он добавил: «Если вы когда-нибудь видели драму в зале суда, где невиновный человек все-таки добивается справедливости — это был как раз такой случай».

Новая книга Иэна, которая выходит в издательствах «Кляйс Пресс» (Cleis Press) и «Саймон и Шустер» (Simon and Schuster), получила свое название от комедийного фильма 1987 года «Трое мужчин и ребенок» (Three Men and a Baby) с Томом Селлеком (Tom Selleck), Тедом Дэнсоном (Ted Danson) и Стивом Гуттенбергом (Steve Guttenberg) в главных ролях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Первая победа в суде Калифорнии: семья трех геев-полиаморов добилась, чтобы в свидетельстве о рождении их ребенка записали всех троих в качестве отцов (Daily Mail, Великобритания)

Теперь мы есть и в Instagram. Подписывайтесь!