The Atlantic (США): почему американские СМИ неверно представляют важные темы?

0
23

Автор рассуждает над провокационной статьей американского бизнесмена, пытающегося объяснить провал американских СМИ. По этому поводу есть масса причин для беспокойства. Очень часто ведущие американские газеты и журналы игнорируют или неверно представляют важные события, а телевидение уже давно перестало быть надежным источником информации.Журналистика: кризис жанра

Издатель одного журнала написал провокационную статью, в которой поднял этот вопрос. Я постараюсь дать некоторые ответы

В статье под заголовком «Наша американская «Правда»» бизнесмен, писатель и издатель The American Conservative Рон Унз (Ron Unz) утверждает, что есть масса причин для беспокойства по поводу провалов американских СМИ. Анализируя самые разные темы — от советских шпионов, проникших в правительство США во время холодной войны, банкротства компании Enron, посылок с сибирской язвой в 2001 году, преддверия иракской войны и до скандала с препаратом Vioxx — он приходит к выводу, что ведущие средства массовой информации неоднократно упускали или самым необъяснимым образом игнорировали важные факты и события исключительной значимости. «Большинству образованных американцев очень непросто дается осознание того, что реальный мир зачастую очень сильно отличается от того, как его представляют наши ведущие газеты и журналы, — пишет Унз. – Я на протяжении десятилетий внимательно читаю по утрам New York Times, Wall Street Journal и еще одну-две ведущие газеты вместе с огромным множеством выходящих еженедельно или ежемесячно журналов с комментариями и оценками различных авторов. Их предвзятость в некоторых вопросах всегда была для меня очевидна. Однако я чувствовал себя уверенно, сравнивая и сопоставляя утверждения этих очень разных изданий, а прилагая к этому определенную долю здравого смысла, я полагал, что могу получить довольно точную версию действительности. Оказалось, что я ошибался».

Та метафора, которую Унз выбрал для заголовка, больше дразнит, чем проясняет.

Тем не менее его статью стоит прочитать целиком (но осторожно, о чем разумно предупреждает экономист Тайлер Коуэн (Tyler Cowen)). В лучшем случае, «Наша американская „Правда»» — это важное напоминание о том, что многие вещи, о которых нам говорят, не соответствуют действительности; что нам не говорят многие важные вещи; и что у американских СМИ полно недочетов и изъянов, многие из которых легко узнаваемы. Унз делает полезное дело, мощно и убедительно высвечивая эти недостатки. Чем их объяснить? Прежде чем я предложу вам некоторые теории и наблюдения, необходимо отметить те совпадения мнений и разногласия, которые у меня есть с Унзом и его анализом. Если не будет указано иного, ссылки на «СМИ» в данной статье подразумевают ведущие газеты, хорошо известные онлайновые и печатные журналы, а также общенациональные телевизионные и радиостанции.

1) Чрезмерное почтение к государственным руководителям — это тот фактор, который заставляет новостные средства массовой информации неправильно излагать некоторые темы и сюжеты, особенно если они относятся к сферам национальной безопасности, правоохранительных органов и мер обеспечения общественной безопасности. Иногда СМИ даже превращают этих руководителей в безупречные иконы. Две неумело сделанные истории, которые упоминает Унз, — о едва не назначенном на пост министра внутренней безопасности Бернарде Керике (Bernard Kerik) и об иракской войне — объясняются отчасти изменениями в отношении прессы к Руди Джулиани (Rudy Giuliani) и Джорджу Бушу-младшему сразу после 11 сентября. Столь почтительное отношение — это одновременно причина и следствие похожих побуждений американского народа, который хочет, чтобы во времена кризисов СМИ сплачивались вокруг руководителей.

Отчасти это также объясняется тем, что руководители, принимающие решения в журналистике, зачастую живут и вращаются в тех же самых кругах правящего класса, что и люди, о которых они пишут и рассказывают. Поэтому они склонны предоставлять им своего рода презумпцию невиновности, типа допущения, что они — хорошие люди, честно делающие свою работу и поступающие наилучшим образом в трудных ситуациях. Пожалуй, такое допущение не может само по себе испортить репортажи и освещение в СМИ, однако серьезные проблемы возникают тогда, когда эту самую презумпцию невиновности постоянно скрывают от таких критиков правящего класса, как антивоенные демонстранты, движение чаепития, движение «Оккупируй Уолл-Стрит», Джулиан Ассанж, либертарианцы, возражающие против американской политики иностранцы, разоблачители нарушений и злоупотреблений и прочие несогласные.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Sözcü (Турция): продукты, которые долгое время не портятся

2) В силу своих обязанностей и сомнительных профессиональных норм многие хорошо оплачиваемые журналисты дублируют работу друг друга. Наглядный пример тому — пресс-корпус Белого дома. Есть весомые причины, по которым так много людей собирается в зале для прессы и выкрикивает свои вопросы пресс-секретарю. Некоторые из них явно на своем месте (когда в этом зале находится Джейк Тэппер (Jake Tapper), это всем на пользу). Но, если количество присутствующих на ежедневных брифингах репортеров сократить наполовину, а сокращенных отправить делать репортажи на какие-нибудь слабо освещенные темы, в результате наши новостные СМИ в своей совокупности будут выдавать гораздо больше ценной информации. Но я не уверен, что новая подборка новостей привлечет больше читателей, потому что существует удивительно большой интерес к мимолетным и несущественным заявлениям из Белого дома.

3) Многие американцы следят за новостями по телевидению, а это просто ужасное средство для получения информации. Издержки, связанные с созданием качественной тележурналистики в противоположность бессодержательным интервью и дебатам, одержимость рейтингами, а также практика приема на работу «талантов» с приятной внешностью и харизмой вместо интеллекта неизбежно приводят к появлению продукта низкого качества. У каждого канала есть талантливые продюсеры и ведущие, создающие хорошую репутацию своей профессии. То, что они добиваются успеха даже в вышеуказанных обстоятельствах, впечатляет. Но их работа является исключением из правил. Если тебе хочется более качественной журналистики, выключай телевизор и начинай читать.

4) Американское общество недооценивает журналистские расследования. Довольно своекорыстное заявление для штатного автора, пишущего в журнале, поэтому позвольте мне объяснить это самым конкретным образом. Во многих частях Америки газеты остаются главным сторожевым псом, следящим за местными властями. Каждая газета должна писать о коррумпированных чиновниках и руководителях, злоупотребляющих своим служебным положением самым вопиющим образом. А если они не пишут об этом, то такой пробел следует считать огромным журналистским упущением. Муниципальный совет города Белл, что в Калифорнии, незаконно присвоил миллионы долларов общественных средств, причем сделал он это таким образом, что любой компетентный дежурный репортер должен был это увидеть. Однако Los Angeles Times сообщила об этом лишь спустя годы после растраты. Почему? Проблема не в некомпетентности репортеров, а в том, что в редакции газеты не было репортера, собирающего информацию на такие темы, что газета закрыла отдел, освещавший события в этой части округа, и что информация об этом районе, которая накапливалась годами, была утеряна из-за увольнений.

Когда репортеры газеты нашли время, чтобы заглянуть в Белл, они быстро вскрыли факты чудовищной коррупции. Будь в редакции журналист, занимающийся только этим городом, муниципальный совет чувствовал бы себя как под микроскопом и никогда не рискнул бы сделать то, что сделал. В худшем случае, их поймали бы после растраты тысяч, но не миллионов долларов. Учитывая все это, платить знающему репортеру 80 000 долларов в год за освещение событий в Белле было бы вполне логично и целесообразно. Но хотя в Южной Калифорнии нет никаких механизмов контроля за муниципальными чиновниками кроме газет, ее жители оказывают СМИ недостаточную поддержку, чтобы они могли выполнять свои надзорные функции. Мы не исключение. Я подробно рассматриваю эту проблему в статье The New Watchdogs.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Ставки на футбол в БК Париматч

5) Рассказав о том, как пресса не сумела разоблачить приближающийся крах компании Enron и хедж-фонда Берни Мэдоффа (Bernie Madoff), Унз пишет: «Во многих отношениях неспособность раскрыть аферы бизнеса намного тревожнее, чем неумение разоблачить злоупотребление властью в правительстве. Политика — это партийный и командный вид спорта, и легко себе представить, как демократы или республиканцы смыкают ряды, защищая своих, несмотря на вред, наносимый обществу. Далее, успех или неудача в публичной политике зачастую неоднозначны, в связи с чем они могут подвергнуться обработке пропагандой и пиаром. Но инвесторы, вкладывающие средства в мошенническую компанию, теряют деньги, и поэтому у них имеется мощный стимул обнаруживать имеющиеся риски. То же самое можно сказать и о журналистах, специализирующихся на деловых новостях. Если средствам массовой информации нельзя доверить расследование и освещение финансовых нарушений, то их надежность в вопросах политического плана обязательно будет ниже».

Это неубедительно. С точки зрения закона и существующих норм, журналисты имеют гораздо больше доступа к государственным чиновникам и государственной информации, чем к деятельности большинства частных предприятий. Обычный журналист понимает мир политики и государственной деятельности лучше, чем бизнес и финансы. Почти каждый журналист согласится с тем, что предоставление необходимой для функционирования демократии информации это его главный профессиональный долг. Однако неясно, по крайней мере, мне, должны ли средства массовой информации даже после неудач совершенствовать свои способности по спасению состоятельных нью-йоркцев от нечистых на руку менеджеров хедж-фондов. Самый мощный стимул для обнаружения рисков, связанных с инвестициями в фонд Мэдоффа, был у его инвесторов. Но, если они не смогли этого сделать, почему надо надеяться на журналистов, полагая, что им это удастся лучше?

Приоритет попытки

Будучи открытой акционерной компанией, получившей свою долю прекрасных отзывов перед крахом, Enron являет собой гораздо более мрачный и вопиющий пример. Неправильно говорить о том, что у бизнес-журналистики такие же мощные стимулы для изобличения обмана, как у инвесторов. На самом деле, у меня такое ощущение, что деловая журналистика в целом имеет стимул болеть за «горячие» компании, не сомневаясь в их кажущемся успехе. Это неизбежно ведет к реакции отторжения со стороны влиятельных игроков и к сокращению доступа к информации. (С торговой прессой я незнаком, и возможно, она в этом плане работает намного лучше.)

6) Редакции реагируют на критику в адрес средств массовой информации. К сожалению, самой заметной, последовательной и влиятельной критикой в адрес СМИ в Америке является критика со стороны консервативного движения, которая оставляет желать лучшего. Я согласен с консерваторами, что у либералов иногда присутствует предвзятость и что лучшие представления консерваторов и либертарианцев с проникновением в самую суть часто остаются без должного внимания. Однако консервативное движение создает обманчивое впечатление, что вся необъективность в СМИ по своей природе является идеологической. Оно часто выступает с критикой, не подкрепленной конкретными фактами на данную тему. Когда военные в Ираке начали сталкиваться с неудачами, репортеры начали посылать оттуда все более тревожные репортажи. Консервативные блогеры в Америке убедили себя в том, что либеральные, антивоенные, выступающие против Буша средства массовой информации раздувают плохие новости по идеологическим причинам. Поэтому, когда Ирак сполз в хаос, консервативные блогеры на протяжении нескольких лет писали «хорошие новости из Ирака», рассказывая об «истинном» положении вещей, которое СМИ якобы скрывали.

В другие времена консерваторы поднимают вопрос о необъективности и пристрастности СМИ не из-за того, что им хочется улучшить качество освещения событий на ту или иную тему, а чтобы взять в руки постоянно находящуюся неподалеку дубинку, при помощи которой они могут нарастить себе базу поддержки даже в том случае, когда неправы. Так, Герман Кейн (Herman Cain) начал говорить о предвзятости СМИ, когда стало очевидно, что он удручающе некомпетентен, чтобы быть президентом. А Мишель Бахман (Michele Bachmann) в упреждающем порядке заговорила о такой необъективности в своем недавнем послании «Я ухожу в отставку», как будто скептический испытующий взгляд и тщательное расследование это признак журналистских злоупотреблений. Если бы консерваторы в своей критике были умнее и мудрее, реже прибегали к оппортунизму и действовали как в 1990-е годы с поправкой на нынешний день, либо если бы критика в адрес СМИ и их необъективности звучала со стороны какой-то другой группы, без опоры на идеологию, то это помогло бы улучшить средства массовой информации намного больше, чем критика нынешних консерваторов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как выбирать парники для дачи

7) В этом деле нет главных. Здесь метафора с «Правдой» дает сбой. У американских СМИ порой возникает менталитет стаи, однако сбор новостей — это в конечном итоге дело децентрализованное. Отсутствие взаимодействия — это отличное подспорье для их независимости, но ни одно средство массовой информации не в состоянии осветить все важные темы. А в условиях отсутствия координации важные сюжеты и события остаются порой недостаточно освещенными прессой в целом. При этом ни один человек, ни одно издание не несет за это никакой ответственности, даже если сделает что-то не так. Об этом часто забывают, когда мы говорим о СМИ, забывая также, что читатель все чаще оказывает свое влияние на то, какая новость превратится в важный материал общенационального масштаба.

****

Почему средства массовой информации упускают некоторые важные события и обращают недостаточно внимания на другие? Я рассказал, что свою роль в этом играют следующие моменты: чрезмерно почтительное отношение к правительственным чиновникам, освещение одних и тех же маловажных событий большим количеством журналистов, недостатки телевидения как новостного СМИ, недооценка обществом следственной журналистики, склонность прессы к поддержке и похвалам в адрес бизнеса, недостатки наших самых влиятельных групп критиков СМИ и отсутствие координации в освещении событий. Есть и десятки других важных факторов. Я даже не смогу здесь их все перечислить. (Трудно объяснить, почему пресса рассказала тем или иным образом об одном сюжете, а когда их много, это просто невозможно.)

Унз пишет так, будто СМИ сами решают, о чем должны знать люди, и информируют американцев соответственно. Это лишь часть истории. Действительно, редакторы сидят где-нибудь в своей The New York Times и решают, что должно появиться на первой странице завтрашнего номера газеты, и над каким набором новостей будет работать их журналистская команда, чтобы в следующее воскресенье представить читателю результаты репортерского расследования. Однако у журналистов больше ограничений, чем может показаться, если послушать дискуссии критиков на тему СМИ. Понимание этих ограничений помогает объяснить разницу между тем, что важно, и тем, что освещается. Реформы в журналистике могут и должны улучшить работу СМИ, причем по многим направлениям. Но некоторые недостатки все же объясняются деловыми соображениями, а также покровительственным отношением американского мейнстрима к плохой журналистике.

Конор Фридерсдорф — штатный сотрудник The Atlantic, где он пишет о политике и о государственных делах. Фридерсдорф живет в городе Венис, штат Калифорния, и является редактором-учредителем информационного бюллетеня The Best of Journalism, посвященного выдающимся работам документалистики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

The Atlantic (США): почему американские СМИ неверно представляют важные темы?

Теперь мы есть и в Instagram. Подписывайтесь!