На Украине осознали: газа больше нет

0
52

У Украины есть газовые месторождения, но обойтись без импортных поставок она не может, пишет «Фокус». Автор статьи попытался разобраться, при каких условиях страна за счет собственной добычи полностью закроет потребности в «голубом топливе».Газовый поток в Европу

Газ собственной добычи на Украине обеспечивает примерно две трети потребностей

Газ собственной добычи на Украине обеспечивает примерно две трети потребностей. Еще треть приходится импортировать в основном из России, что создает экономические и политические риски. Чтобы их снизить, перед Украиной стоит задача увеличить объем собственной добычи газа. Однако успеха в этом направлении не видно — в течение последнего десятилетия в стране стабильно добывают около 20 миллиардов кубометров голубого топлива. В ­2019-2020 годах показатели начали падать.

Главной причиной снижения объемов добычи эксперты считают истощение месторождений. Как отмечает Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия XXI», за прошедшие полстолетия на Украине практически выкачали газ из верхних горизонтов. Причем случилось это еще до обретения независимости. Гончар напоминает, что первый газ, который в 1969 году СССР отправил на экспорт в Западную Европу, был украинского происхождения, а первые в Союзе газопроводы, например Дашава — Киев — Брянск — Москва, транспортировали газ с запада на восток. Максимальный уровень добычи газа, 68 миллиардов кубометров, на Украине зафиксировали в 1975 году.

По оценке Юрия Корольчука, сооснователя Фонда энергетических стратегий, сокращение добычи газа в Украине — закономерный процесс, который вряд ли остановится в ближайшие ­10 — 15 лет. В 2021-м эксперт ожидает провала на 0,7 миллиарда кубометров по сравнению с прошлым годом — до 19,5 миллиарда кубометров.

«Месторождения истощаются, новые крупные, перспективные площади не разведываются, годами сдерживаются цены на газ для населения, иностранные компании к разведке и освоению месторождений не привлекаются», — перечисляет причины падения добычи собеседник «Фокуса».

Львиную долю газа в Украине — около 70% — добывает госпредприятие «Укргазвидобування», которое входит в группу «Нафтогаз». На «Укргазвидобування» власть возлагает большие надежды. В соответствии с утвержденной в 2016 году программой увеличения добычи газа в Украине до 2020 года, «Укргазвидобування» должно было достичь уровня добычи 20 млрд куб. м в год. Суммарно с долей частных компаний объем собственной добычи Украины планировали повысить до 27,6 миллиарда кубометров и параллельно снизить до этого показателя потребление газа.

Однако «Укргазвидобування» в ­2020-м добыло только 14,2 млрд куб. м газа. В результате вместе с вкладом частных компаний страна получила все те же 20 миллиардов кубометров, тогда как потребление по-прежнему достигает почти 30 миллиардов кубометров.

Михаил Гончар в качестве причин срыва Программы «20/20» называет отсутствие системного подхода и торможение важных для реализации программы процессов. Ведь сначала Минфин во главе с Наталией Яресько в течение года (2015 год) не соглашался снижать ставку рентной платы для стимулирования инвестиций в добычу газа, а затем потребовалась дерегуляция. Гончар отмечает, что для бурения скважины нужно было получить 44 разрешения, на что уходило до шести лет. Потом этот механизм упростили, но из пяти лет, отведенных на «программу 20/20», более трех ушло на создание благоприятной среды.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Меркель: «чтобы Европа выжила, нужно, чтобы выжила ее экономика» (The Guardian, Великобритания)

«До сих пор непреодолимым препятствием остается проблема согласования новых площадок с органами местного самоуправления, — продолжает Гончар. — Например, в позапрошлом году из 72 заявок, поданных ГП „Укргазвидобування», положительное решение получили только две». Эту ситуацию собеседник Фокуса объясняет тем, что местные власти часто находятся под влиянием олигархических групп, которые имеют виды на месторождения.

По информации Максима Билявского, директора по интегрированным коммуникациям НАК «Нафтогаз Украины» (7 декабря уволился из НАК «Нафтогаз Украины»), за 10 месяцев 2021 года добыча газа ГП «Укргазвидобування» составила 11,366 млрд куб. м, что на 4,5% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «Крупнейшие месторождения «Нафтогаза» открыты еще в 1960-1970-х годах, — объясняет ситуацию Билявский. — Из них добыли около 1,7 трлн куб. м газа, они истощены более чем на 75%. Даже при существенных инвестициях удержать добычу на таких участках невозможно».

Впрочем, в будущее в «Нафтогазе» смотрят с оптимизмом, делая ставку на перспективные месторождения на шельфе Черного моря и Юзовской площади, право на разведку которых госкомпании предоставил кабинет министров. Однако перспективы наращивания добычи газа «Укргазвидобування» эксперты оценивают скептически. Михаил Гончар отмечает, что удержание добычи на текущем уровне — максимум, на что способно «Укргазвидобування», так как госкомпания превратилась в дойную корову и для бюджета, и для олигархических групп.

По мнению Юрия Корольчука, с нынешних 14,2 млрд куб. м показатели УГВ к 2025 году просядут до 12 миллиардов кубометров. Он считает, что эту госкомпанию нужно приватизировать: «Это позволит прийти деньгам, если, конечно, «Укргазвидобування» не купят для того, чтобы выжать из нее остаток. В таком случае мы попросту впадем в импортозависимость».

Частные газодобывающие компании в Украине добывают 5 млрд куб. м — 25% от общего объема. Десять лет назад на их долю приходилось около 1 миллиард кубометров (5%). По словам Михаила Гончара, частным игрокам еще в начале ­2000-х удалось выхватить наиболее лакомые куски у госкомпании «Укргазвидобування», после чего при минимуме инвестиций и максимуме отдачи — организовать успешный бизнес. Как отмечает Геннадий Кобаль, директор компании ExPro Consulting, более 90% частной добычи газа сконцентрировано у семи компаний. Шесть из них — старожилы рынка, к которым недавно присоединилась компания из Западной Украины «Західнадрасервіс» Зиновия Козицкого. Напомним, его сын Максим Козицкий возглавил Львовскую облгосадминистрацию.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Dagens Næringsliv (Норвегия): Норвегия должна способствовать разрядке на Севере

В Украине наращивают добычу газа частные компании, тогда как государственная УГВ находится в непростом финансовом состоянии и испытывает дефицит оборотных средств

Наиболее заметные результаты показывают «ДТЭК Нефтегаз» Рината Ахметова (добыча в 2020 году — 1,85 млрд куб. м) и Burisma Group, связанная с Николаем Злочевским, экс-министром экологии времен Януковича (0,9 млрд куб. м). Как отмечает Гончар, эти компании инвестировали в глубокое бурение, благодаря чему серьезно нарастили добычу.

Геннадий Кобаль считает, что в 2022 году частные компании могут показать прирост добычи до 10%. Это принесет им хорошую прибыль с учетом растущей цены газа. Напомним, средневзвешенная цена на голубое топливо на Украинской энергетической бирже с начала года до декабря ­2021-го возросла с 7924 гривны за 1 тысячу кубометров до 36 285 гривен за 1 тысячу кубометров.

«Если частники продают газ на рынке по 35 тысяч гривен за 1 тысячу кубометров и заинтересованы наращивать добычу, то у госкомпании «Укргазвидобування», которая продает газ для нужд населения и теплокоммунэнерго по 6 тысяч гривен за кубометр, такая мотивация отсутствует. Для «Укргазвидобування» важно формально выполнить план и способствовать решению политических задач, тогда как о достижении финансовых результатов речь не идет», — объясняет ситуацию на рынке Геннадий Кобаль.

Важно

Более того, как ни парадоксально, в условиях подорожания газа «Укргазвидобування» страдает от существенного увеличения финансовой нагрузки на компанию и дефицита оборотных средств.

«Сумма рентных платежей, уплачиваемых компанией, рассчитывается в соответствии со средней таможенной стоимостью импортного газа, которая значительно превышает цену, по которой УГВ реализует газ для уязвимых категорий потребителей, — говорит Максим Белявский. — Рентные платежи за октябрь составляли 87% от цены реализации газа, от которой только 13% осталось в распоряжении компании для уплаты других налогов и выплаты зарплат». По его мнению, такая фискальная нагрузка делает невозможными инвестиции в развитие стратегических проектов.

Премьер-министр Денис Шмыгаль рассчитывает, что с 2025 года Украина будет полностью обеспечена газом собственной добычи.

«Мы продали «Нафтогазу» спецразрешение на Юзовское газоносное месторождение, передали шельф Черного моря, впервые в истории Украины заключили восемь соглашений о разделе продукции, из которых половина — это «Нафтогаз», другая часть — четыре частные компании. Впервые частные компании будут добывать газ, а прибыль от добычи будет разделена между ними и государством», — говорил Денис Шмыгаль в интервью Фокусу в начале 2021 года.

Но эксперты в обещаниях Шмыгаля про 2025 год сомневаются. В частности, перспективу разработки шельфа Черного моря подорвал конфликт с Россией. Михаил Гончар напоминает, как до 2014 года Украина приобрела две самоходные плавучие буровые установки (СПБУ), которые в СМИ тогда окрестили «вышки Бойко» (от фамилии тогдашнего министра энергетики Юрия Бойко).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Reuters (Великобритания): люди сильнее машин

«СПБУ начали эксплуатационное бурение и за пару лет нарастили добычу газа на шельфе с 1 млрд кубометров до 1,7 млрд (на 70%). В ­2014-м могло быть подписано соглашение о распределении продукции с консорциумом в составе ExxonMobil, Shell и др., что стало бы масштабным проектом на полстолетия. Если бы не оккупация Крыма и захват платформ, к 2020 году там бы уже добывали как минимум 5 млрд кубометров в год», — уточняет Гончар.

Чтобы наверстать упущенное, потребуются многомиллиардные финансовые вливания.

«Увеличение добычи газа на 1 млрд кубометров требует не менее 1 миллиарда долларов инвестиций. Период инвестирования, бурения и освоения занимает минимум пять-шесть лет, после чего начинается рост показателей. То есть если в течение пяти-шести лет до 2028 года в Украине инвестируют в развитие отрасли 5 — 6 миллиардов долларов, то в течение 10-15 лет, до 2032-2037 годов, откроется перспектива увеличить добычу от нынешних 20 млрд кубометров до 25 миллиардов», — объясняет Юрий Корольчук.

В «Нафтогазе», по словам Максима Билявского, объем необходимых в ближайшие десять лет инвестиций оценивают в 20 — 25 миллиардов долларов. Параллельно с повышением эффективности работы на существующих площадках такое финансирование поможет стартовать стратегическим проектам, в числе которых — освоение участков на Черном море, где сосредоточено до 1 — 2 триллиона кубометров газа, и Юзовской площади, где потенциал добычи газа на следующие десять лет оценивают в 12,7 миллиарда кубометров.

«Однако эффект не может быть мгновенным. С учетом необходимости проведения геологических исследований и других производственных процедур, для получения первого газа из новых участков на суше нужно не менее двух-трех лет, на море — не менее пяти», — уточняет Билявский.

Реализация планов правительства в этой сфере вызывает много вопросов. В частности, Юрий Корольчук считает разработку шельфа Черного моря пустым проектом из-за высокой себестоимости добытого там газа. Впрочем, в мировой истории есть примеры, которые могли бы вдохновить Украину. Михаил Гончар приводит опыт Румынии, где в 2015 году на некоторое время достигли уровня газовой самодостаточности за счет роста добычи и сокращения потребления (сейчас Румыния импортирует незначительный объем газа в пределах нескольких процентов). Однако так или иначе перспективы добиться подобного в Украине до 2025 года выглядят иллюзорными, как бы того ни хотелось власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

На Украине осознали: газа больше нет

Теперь мы есть и в Instagram. Подписывайтесь!